952 оценок 5 рейтинг, 952 оценок

Поздравление на кожаную свадьбу картинки

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


Анекдоты

Нет ничего трагичнее момента расставания с одеялом рано утром.

Афоризмы

Роскошь планирования жизни на годы вперёд у нас могут позволить себе только заключенные.

Действие 1-ое. Тополиный пух, жара, июль… Как теперь не странно звучит, но это летняя Москва. Большой строительный объект, не в центре, но и не на окраине. Муравейник живет, шумят перфораторы, болгарки и прочие молотки, гудят трактора, экскаваторы и прочие самодвижущиеся тележки, целеустремленно туда-сюда перемещаются рабочие в оранжевых касках, в основном выходцы из Средней (и не очень) Азии. Сцена 1-я. Только что в штабе закончилась «большая» еженедельная планерка, на которой присутствовало: и руководство генподрядчика, и инвесторы, и представители заказчика, и архитекторы, и многочисленные подрядчики, всего около 25 человек. Планерка прошла, как обычно: Денег нет, но когда-нибудь будут, а график — это библия строительства и любые покушения на изменение сроков выполнения работ, приравниваются к святотатству и караются отлучением от объекта. И поорали все на всех, и поржали над незатейливыми шутками с неформальной лексикой (коллектив полностью мужской), но текущие вопросы, вроде как, тоже все порешали. Теперь народ вывалил на улицу из душного помещения, чтобы покурить в тенечке и на ветерке, неформально пообщаться, решить какие-то свои вопросы и прочее. Сцена 2-я. Все те же, плюс из-за ближайшего угла, грациозно покачивая пятыми точками, появляются две девушки геодезисточки, примерно семнадцати лет отроду. Объект полу муниципальный и их прислали на практику от какого-то училища или техникума (или как там они теперь называются), где готовят геодезистов. Симпатичные, стройные и приятные еще той легкой, детской свежестью, но уже вполне сформировавшиеся и по-женски самоуверенные в своей неотразимости. Первая: в джинсовых шортиках, обрезанных по самое-самое, в полупрозрачном, свободном топике на бретельках, надетом без лифчика, с торчащими немного вверх и чуть в стороны, сосками на стоящей груди, с распущенными, длинными волосами и в обязательном боевом макияже… – несет чемоданчик с теодолитом. Вторая: тоже в шортиках, но уже розового цвета, подчеркивающих упруго-выпуклую попку и в небольшом элементе одежды (не знаю, как называется, типа спортивного бюстгальтера), что позволяет ей демонстрировать тонкую талию с небольшой татуировкой сзади и плоский животик с пирсингом в пупке, с волосами, собранными в пучок, что открывает нежную шейку… – держит в руках рейку и штатив. Разговоры у штаба мгновенно смолкли, все присутствующие мужчины завороженно провожали взглядами неспешно дефилирующую в десяти метрах парочку. Я не знаю, какое у них было задание на геодезическую съемку (скорее просто что-то дали, чтобы отвязаться), но отойдя совсем немного, они принялись устанавливать оборудование, стоя спиной к штабу. Девушка в розовых шортиках, отошла метров на тридцать, поставила рейку вертикально и замерла в напряженной позе, словно стриптизерша возле шеста, ожидающая начала музыки, чтобы исполнить приватный танец, но при этом стреляя в мужчин томными взглядами. Другая, установив теодолит на треногу, поставленную ниже, чем бы это требовалось, грациозно прогнулась, показав, наверное, больше, чем планировалось, припала к окуляру. Пронесся многоголосый восхищенный вздох и чье-то сакраментальное: - Ох… Я бы вдул… - Вот бл…щи… – вроде как, тоже бы не против, произнес не очень старый еще начальник строительства (Николаич), правой рукой несколько раз собирая и разглаживая кожу на лысине. - Малолетние… - после небольшой паузы добавил он с сожалением и злостью, словно вспомнив уголовный кодекс, и где он, и кто он, но при этом продолжая жамкать и поглаживать лысину. И вдруг резко развернувшись, двинулся в свой кабинет. - Николаич вздрочнуть пошел – заржал главный инженер. Шутку все оценили и посмеялись, по-прежнему не отрывая взгляд от «работающих» девчонок. Сцена 3-я. Все те же, минус Николаич, плюс показались два рабочих с очень Средней Азии, несущие на плечах длинную, стальную трубу. Девушка у теодолита сделала полшага назад, при этом чуть повернув голову в сторону штаба, чтобы периферийным зрением оценить произведенный эффект. поздравление на кожаную свадьбу картинки Кстати, ученые доказали, что у женщин периферийное зрение развито гораздо лучше, чем у мужчин, видно, для этих целей тоже. Решив, что эффект еще не достаточный, все мужчины еще на ногах, и никто портфелем стыдливо не прикрывает пах, она еще сильнее прогнувшись, решила повторить подход на бис. Двое рабочих с трубой, проходившие в это время мимо, так больше и не смогли оторвать взгляд от такого действа, и по мере удаления все больше выворачивая шеи, уже, наверное, до хруста в позвонках, так что в итоге свалились в прорытую для коммуникаций траншею, огороженную лишь яркой пластиковой ленточкой. Вернее, свалился лишь шедший первым, в падении инстинктивно отбросив от себя трубу, которая, ударившись, почти одновременно о противоположную стенку и край траншеи, деформировалась и резко разогнувшись, более длинным рычагом, нанесла второму мощнейший хук справа. Получив удар в область головы и шеи (как написали бы в уголовном деле), приведший к травмам, к счастью, совместимым с жизнью. Но такой удар вырубил мгновенно, да так, что рабочий сразу рухнул лицом вперед в глубоком нокауте, поймав удар еще сверху по спине падающей злополучной трубой. Первый же почти не пострадал, лишь пропорол боковую поверхность бедра, торчавшей на дне арматуриной и даже смог самостоятельно быстро выбрался из канавы. Сцена 4-я. Все те же, плюс инженер по ТБ (технике безопасности), выскочивший откуда-то, как черт из табакерки, наверное, почувствавший одним местом назревающие неприятности. - Мужики! Не надо в скорую звонить… - остановил он несколько человек схватившихся было за телефоны. - Щас сами разберемся, у монолитчиков прораб медбратом был, сам своих лечит и шьет… – скороговоркой защебетал он, взволновано суетясь и пытаясь снять с пояса висевшую там рацию. Первый же рабочий, окруженный громко галдящей, возбужденно жестикулирующей толпой свидетелей произошедшего, почти ничего не понимая по-русски, еще не отошедший от шока, решил, что его сейчас возможно будут бить, возможно ногами, возможно в живот, а также, наверняка по другим болевым точкам молодого организма, предпринял резкую попытку убежать. Если для русской женщины коня остановить не проблема, то для нескольких молодых мужиков, пусть даже и трезвых, поймать одного субтильного молодого узбека, да еще с заплывающей кровью штаниной не составило никакого труда. - Тащите его в мой кабинет, там разберемся – орал инженер по ТБ. Русское слово «разберемся» молодой рабочий уже знал, и знал, что не предвещает оно ничего хорошего, поэтому отчаянно сопротивлялся и как Жихарка цеплялся руками и ногами за дверной проем не давая затолкать или занести себя в помещение, и при этом громко крича: - Я ничего не делял, только посмотреть… Сцена 5-я. Все те же, плюс массовка из любопытных рабочих, плюс Николаич, вышедший на шум, плюс прораб Анатолий, здоровый молдаванин, подошедший откуда-то сбоку и державший уже в одной руке между пальцами два шприца (один большой с перекисью, чтобы промыть, другой с лидокаином, чтобы обезболить), а в другой нож похожий на скальпель, нить с иглой и пакет с перевязочными материалами. - Не тащите вы его, просто стол вытащите, на нем сделаем – уверено пробасил он. Его уверенность передалась остальным, притушив разгоревшиеся страсти (трое тащили, остальные советовали). Быстро вытащили стол и разложили на нем притихшего было узбека. Притихшего до того момента пока с него не начали снимать штаны. Говорили земляки, что начальство строгое, но чтобы так… Видимо он решил, что за то, что он пялился на русских девушек, его сейчас будут насиловать всем кагалом. - А-и-и-и… Я больше не буду! И-и-и-и… - дико визжа, он начал биться как птица, попавшая в силки. От криков ли, или просто время вышло, очнулся от нокаута забытый второй рабочий. С трудом, покачиваясь сел, пытаясь хоть на чем-нибудь сфокусировать взгляд, кончиками пальцев потрогал, на глазах растущее в размерах, уже багровое ухо, и немного посидев, вроде окончательно пришел в себя, обратив, наконец, внимание на происходящее. И что он видит? Его земляка Фарходжона, дико кричащего и бьющегося в удерживающих его руках, разложили на столе, сняли штаны и над ним навис здоровенный мужик с ножом в одной руке и ниткой в другой. Да он у себя в Узбекистане так баранов кастрировал! Значит и его сейчас… - А-л-л-а-а-а-а…– он тоже дико заорал и на заплетающихся ногах, но очень резво побежал в сторону бытового городка (строительные вагончики, где жили рабочие, поставленные в два яруса), и продолжая орать, скрылся в катакомбах, где месяцами не ступала нога начальства, быстро петляя среди мусорных куч, биотуалетов и натянутых веревок с сушившейся одеждой. Все проводили его недоуменными взглядами. - Ну, а этот чего? - громко высказал общее мнение один из инвесторов. - Ты бы заканчивал тут с моджахедами… Доиграемся… Хорошо хоть сегодня с префектуры никого не было – попенял он Николаичу, нервно прикурившему вторую сигарету подряд. - И этих б… гони…, ЧП или драки из-за них точно будут - поддакнул представитель технического заказчика. - Или изнасилуют еще не дай бог, не понимают дуры малолетние куда попали… - закрывая тему задумчиво произнес Николаич. Но девки под шумок уже смылись, видно тоже почувствовали, что может и им попасть по самые помидоры. Действие 2-е. Август, пятый день дождь. И это тоже летняя Москва. Тот же строительный объект, те же звуки и та же строительная суета, только рабочие теперь еще и в дождевиках. Сцена 1-я и последняя. Возле штаба курят несколько подрядчиков. На стене висит щит для объявлений, на нем потрепанный и выцветший уже приказ: О недопущении нахождения на объекте без спецодежды, виновные будут расстреляны… Ой, нет. Оштрафованы на 5000 рублей за каждый случай. Мимо, задумчиво потирая лысину, проходит и скрывается в своем кабинете Николаич. - Смотри опять лысину жамкает и в кабинете закрылся – заржал один из подрядчиков. Но другие подрядчики были уже новые, истории той не знавшие и про себя подумали, что это такой местный непонятный прикол и только вежливо поулыбались… P.S. Рану Фарходжону никто не зашивал, Анатолий посмотрел, сказал – «царапина», только промыл перекисью и наложил повязку. Второй рабочий сутки отлежался и снова вышел на работу, только первое время удивлял и смешил всех размерами своего опухшего уха, чуть ли не в три раза большего чем другое. События реальные, может и приврал чуток, но без этого историй не бывает…


Стихи

Передачи о здоровье перешли на рекламу. Слушай, кто живой: Покупайте правильный боярышник! От Малахова и Малышевой.